Торшер из кожи человека

Жизнь, преступления и смерть Ильзы Кох по кличке Бухенвальдская ведьма

В прошлом неприметная библиотекарша, эта фрау вошла в список самых жестоких женщин мира. Ее именовали «Бухенвальдской ведьмой», «Бухенвальдской сукой» и «фрау Абажур». Итак, знакомьтесь: печально известная Ильза Кох, жена коменданта одного из самых крупных немецких концлагерей. Нацистка, которая изготавливала сувениры из человеческой кожи.

Ильза Келер родилась в Дрездене в семье рабочего. В школе была прилежной ученицей и очень жизнерадостным ребенком. В юности работала библиотекарем, любила и была любима, пользовалась успехом у деревенских парней, но всегда считала себя выше других, явно преувеличивая свои достоинства. В 1932 году она вступила в НСДАП. В 1934 году познакомилась с Карлом Кохом, за которого спустя два года вышла замуж.

Как из тихой неприметной библиотекарши Ильза превратилась в монстра, который держал в страхе весь Бухенвальд? Очень просто: «подобное притягивает подобное» — когда ее эгоизм объединился с амбициями эсэсовца Карла Коха, скрытая извращенность Ильзы стала явной.

Спустя несколько лет Ильза пошла на добровольную службу в концлагерь Заксенхаузен, где работал ее супруг. Вскоре заключенные начали бояться ее больше, чем самого коменданта.

Узники рассказывали, что она часто прогуливалась с плетью в руках и раздавала всем удары, а также ради развлечения натравливала собак на беременных женщин или стариков.

Жуткое прозвище «фрау Абажур» Ильза получила за любовь к чужим татуировкам. Узники рассказывали, что садистка приказывала убивать заключенных с татуировками, чтобы затем делать из их кожи различные оригинальные поделки (в частности, абажуры, перчатки, переплеты книг). Самым подходящим «материалом» для поделок Ильза называла кожу цыган и русских военнопленных, поскольку они часто имели наколки на груди и спине. Чтобы избежать смертельной участи, пленники нередко уродовали свои татуировки или пытались попасть в газовую камеру, где те портились.

Поразительно, но спустя несколько лет американский генерал Люциус Клей, военный комендант американской оккупационной зоны в Германии, освободил ее, сочтя обвинения в отдании приказов о казни и изготовлении сувениров из человеческой кожи недостаточно доказанными. Это решение вызвало протест со стороны общественности, поэтому в 1951 году Ильза Кох была снова арестована и приговорена судом Западной Германии к пожизненному заключению. Апелляции, которые позже подавала женщина, быстро отклонялись. В конце концов путь Кох закончился 1 сентября 1967 года. «Бухенвальдская ведьма» свела счеты с жизнью, повесившись в собственной камере. Образ Ильзы Кох послужил прототипом для героини фильма «Ильза, волчица СС» (1975), первого из серии Nazi exploitation (эротические фантазии на фоне третьего рейха).

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Источник

«Фрау абажур» и «ведьма Бухенвальда». Кем была Ильза Кох?

Ильза Кох (урожд. Ильза Кёлер) — нацистская преступница, супруга штандартенфюрера СС Карла Коха, который был комендантом концлагерей Заксенхаузен, Бухенвальд и Майданек.

Она печально прославилась издевательствами и зверскими убийствами заключенных. Ильза Кох известна под именами «Бухенвальдское чудовище», «Ведьма Бухенвальда» и «Фрау абажур».

Жизнерадостная девушка

Ильза родилась в 1906 году в Дрездене в семье рабочего. В школе она была прилежной ученицей и жизнерадостным ребенком. До свадьбы с нацистом девушка работала стенографисткой и библиотекарем.

Супруги Кох с сыном в Бухенвальде в 1940 году. Фото из книги Buchenwald: Ausgrenzung und Gew

Еще в 1932 году девушка вступила в партию НСДАП Адольфа Гитлера. В 1936 году она вышла замуж за эсэсовца Карла Коха.

«Бухенвальдское чудовище»

Ильза стала верной супругой и переняла все повадки мужа. Тот по профессии был банковским клерком, но его нрав круто изменила Первая мировая война и английский плен. Еще в 1930 году, до прихода Гитлера к власти, он вступил в НСДАП, а затем и в СС.

Супруги Кох с сыном и собакой.

Супруги работали вместе сначала в концлагере Заксенхаузен под Берлином. В 1937 году их перевели в только что построенный в Тюрингии (Центральная Германия) лагерь Бухенвальд.

Это был трудовой лагерь — в нем не было газовых камер для немедленного уничтожения тысяч людей. Непосредственному уничтожению подвергались лишь те, кому не хватало места в лагерных бараках. Так поступили с 8 тысячами советских военнопленных, прибывших в 1941-1942 годах. Их сразу вели на медосмотр, а во время измерения роста через дырку в стене стреляли им в затылок в упор.

Узники Бухенвальда. Фото: Wikimedia

Для остальных узников в лагере организовали кинотеатр, библиотеку, больницу, магазин. Некоторым немецким заключенным разрешалось вести переписку с родными. Для эсэсовцев и жителей находившегося неподалеку Веймара прямо у колючей проволоки даже устроили зоопарк с медведями и оленями.

Читайте так же:  Светильник универсаль без затенителя

Но это все было лишь напоказ. На деле узникам не хватало воды (250 мл в день на человека), отсутствие канализации вызывало эпидемии тифа, от которых умирали сотни людей. Тиф передавался жителям соседних деревень и доходил даже до Веймара. Прошедший через лагерь Ойген Когон в книге «Государство СС» вспоминал, что эсэсовцы любили топить провинившихся в выгребных ямах.

В нечеловеческих условиях заключенные трудились на военных предприятиях, на местных заводах и фабриках, работали на крестьян окрестных деревень. Сотни людей не выдерживали таких условий и умирали. Их тела сжигали в крематории на территории лагеря.

Ильза Кох на суде. Фото: Wikimedia

По указанию главы СС Генриха Гиммлера в Бухенвальде проводились медицинские опыты над людьми. Людям прививали тиф и туберкулез, гомосексуалистов пытались насильно «вылечить» вживлением в пах мужских гормонов.

«Фрау абажур»

Но все эти зверства превзошла Ильза Кох. Из тех же воспоминаний Когона следует, что она лично пытала узников, натравливала на не понравившихся ей заключенных эсэсовцев или свою овчарку. Женщина верхом на коне скакала по лагерю и била плеткой случайных узников. При этом Ильза жила на территории лагеря с тремя детьми и в повседневной жизни была доброй матерью.

Абажур из человеческой кожи из коллекции Ильзы Кох. Фото: moimir.org

Худшее выяснилось после войны. На суде обнаружилось, что Ильза Кох любила татуировки и хранила у себя куски кожи с тату от убитых узников. Зимой в мороз тысячи заключенных заставляли часами стоять раздетыми на плацу, пока жена коменданта ходила между рядов узников и выискивала красивые тату. Те, у кого их находили, были обречены. Их убивали, с их тел срывали кожу. В коллекции Ильзы Кох обнаружили и другие изделия из человеческой кожи: обложки книг, перчатки, сумочка, абажур.

Куски человеческой кожи с татуировками из коллекции Ильзы Кох. Фото: moimir.org

У жены коменданта лагеря нашли засушенные до размеров кулака головы узников и заспиртованные внутренние органы: сердца, легкие, кисти рук.

Внутренние органы и высушенные головы людей из коллекции Ильзы Кох. Фото: moimir.org

В Бухенвальде Карл Кох проработал до 1941 года, затем его перевели в Майданек, где он служил до 1943-го. При этом Ильза осталась в Бухенвальде. Зверский образ жизни настолько извратил супругов, что даже командование СС сочло поведение коменданта и его жены излишне жестоким.

Высушенная голова из коллекции Ильзы Кох. Фото: moimir.org

Кроме того, наводивший на всех страх штандартенфюрер СС оказался банальным коррупционером. Его судили за казнокрадство и убийства. Карла Коха в апреле 1945 расстреляли в Мюнхене по приговору немецкого суда.

Перчатки из человеческой кожи Ильзы Кох из коллекции киевского музея войны. Фото: moimir.org

Суд и смерть

Ильзу Кох суд Третьего Рейха оправдал, она поселилась с родителями в пригороде Штутгарта. В июне 1945 года ее арестовали войска США, в 1947 году на громком процессе она была приговорена к пожизненному заключению. Суд над бухенвальдскими преступниками проходил в концлагере Дахау под Мюнхеном.

Однако через 4 года американские оккупационные власти освободили ее, сочтя обвинения недостаточно доказанными. Это решение вызвало бурю протеста со стороны общественности Германии.

В 1951 году Ильза Кох была снова арестована и приговорена судом ФРГ к пожизненному заключению. 1 сентября 1967 года она покончила жизнь самоубийством, повесившись в камере тюрьмы баварского города Айхах.

Ильза Кох на суде. Фото из книги Buchenwald: Ausgrenzung und Gew

Источник

Торшер из кожи человека

Эта женщина родилась в Саксонии в 1906 году.
Дочь чернорабочего, она была прилежной школьницей, любила и была любима, пользовалась успехом у деревенских парней.
До войны она работала библиотекарем.
Довольно симпатичная женщина, верно?
Представляю вашему вниманию – Мадам Абажур (как прозвали ее сослуживцы), или Бухенвальдская Сука (как прозвали ее узники). Несравненная Ильза Кох (урожденная Колер).

Как же получилась, что отличница, девочка с ангельским характером стала чудовищной извращенкой, изгнанной даже из гестапо за жестокость (это не шутка).

Ее будущий муж фронтовик до мозга костей. Вдоволь навоевался в первую мировую, хоть его мамаша и вытаскивала его из окопов с помощью своих многочисленых связей, юный Карл Отто Кох все же прошел школу мужества на самых напряженных участках Западного фронта.
Первая Мировая для него закончилась в лагере для военнопленных.
После освобождения он вернулся в родную и разгромленную Германию.
Бывшему фронтовику удалось неплохо устроиться. Получив пост банковского служащего, он в 1924 году женился.
Однако через два года банк лопнул, и Карл остался без работы. Одновременно расстроился и его брак.
Молодой безработный нашел решение своих проблем в нацистских идеях и вскоре уже служил в СС.
Они познакомились в 1936 году, когда система концентрационных лагерей уже охватила всю Германию. Штандартенфюрер Карл Кох служил в Заксенхаузене.
У Ильзы была любовная связь с шефом, и она согласилась стать его секретарем.

Читайте так же:  Светильники для кухонь общепита

В Заксенхаузене Кох даже среди “своихприобрел репутацию отъявленного садиста. Тем не менее именно эти качества помогли ему завоевать сердце Ильзы. И в конце 1937 года состоялась брачная церемония.

Начальство главного управления безопасности рейха, поощряя систему концентрационных лагерей, выдвинуло кандидатуру Коха на повышение.
В 1939 году ему было поручено организовать концентрационный лагерь в Бухенвальде, в 9 км от Веймера (родина Баха, к слову).
На новое место службы комендант отправился вместе с женой.

В то время как Кох упивался властью, наблюдая за ежедневным уничтожением людей, его жена испытывала еще большее удовольствие от мук заключенных.
В лагере ее боялись больше самого коменданта.
Выжившие в Бухенвальде рассказывали с содроганием, что их ведьма завела себе белого коня, на котором объезжала лагерные угодья и хлыстом поправляла поведение несчастных. Нередко она появлялась не на коне, а пешком и с огромной овчаркой, которую с милой улыбкой отпускала рвать тела узников, нередко не только до увечий, но и до полной смерти.

Оказалось, что даже для СС это было слишком.
Это “ремесло не осталось не замеченным властями.
В 1943 году комендант Кох был арестован и оказался в тюрьме. Арестована была и госпожа Кох.
Однако, в тот раз садистам удалось избежать наказания.
Суд решил, что они стали жертвой оговора со стороны недоброжелателей.
Бывший комендант некоторое время был “советником в другом концентрационном лагере.
Но вскоре супруги-изуверы вновь вернулись в Бухенвальд.

И уж тут фрау Ильза развернулась на всю катушку.
Открытки из кожи военнопленных (около 3600 шт.), сумочкм и портмоне, заколки, белье и перчатки, а так же кожаные переплеты для книг чрезвычайно заинтересовали модниц тех времен.
Многие ее подруги, жены военных делали заказы и с удовольствием приобретали изделия из коллекции фрау Ильзы.

В 1944 Карл Кох предстал перед военным трибуналом по обвинению в убийстве эсэсовца, который неоднократно жаловался на наглые вымогательства со стороны коменданта лагеря.
Обнаружилось, что большая часть награбленных ценностей вместо того, чтобы поступить в сейфы рейхсбанка в Берлине, осела в виде астрономических сумм на секретном счете супругов Кох в швейцарском банке.
Карл Кох вырывал у мертвых золотые коронки, у живых отнимал драгоценности, обручальные кольца и деньги, которые они пытались спрятать в одежде. Таким образом комендант лагеря рассчитывал обеспечить свое послевоенное благосостояние. Кох был преданным нацистом, но еще более он был предан себе и понимал, что Германия проигрывает войну. Комендант Бухенвальда не собирался погибать вместе с «третьим рейхом». Но он не учел одного: не пытки и убийства, а воровство являлось в глазах высших чинов СС самым тяжким преступлением.
Репутация Коха оказалась ниже предела.
И в холодное апрельское утро 1945 года, буквально за несколько дней до освобождения лагеря союзными войсками, Карл Кох был расстрелян во дворе того самого лагеря, где он совсем недавно распоряжался тысячами человеческих судеб.

После освобождения союзниками Бухенвальда фрау Ильзе удалось скрыться и до 1947 года она была на свободе.

В 47-м ее взяли агенты американской разведки.
До суда она содержалась в одиночной камере более года.
Фрау Ильза прекрасно понимала, что ей грозит смертная казнь, но в свои сорок умирать очень не хотелось.

На суде она уже была на втором месяце.
Несколько недель множество бывших заключенных с горящими гневом глазами приходили в зал судебного заседания, чтобы рассказать правду о прошлом Ильзы Кох.

«Кровь более пятидесяти тысяч жертв Бухенвальда на ее руках, – заявил прокурор, – и тот факт, что эта женщина в данный момент беременна, не освобождает ее от наказания».
Но все же казни удалось избежать.
Американский генерал Эмиль Киль зачитал приговор: «Ильзе Кох – пожизненное заключение».

В тюрьме Ильза родила сына Уве. Через год мальчика забрали, и только в возрасте 19 лет он узнал, кто его настоящая мать. Вместо того чтобы забыть ее и не вспоминать, молодой человек стал Эльзу навещать. Последний раз он навестил мать незадолго до ее дня рождения в 1967 году. Но до дня рождения Эльза не дожила — повесилась. Ей должен был исполниться 61 год.
В 1971 году. Уве Кохлер, взяв девичью фамилию матери, попытался в судебном порядке восстановить недоброе имя Ильзы Кох». Он обратился с прочувствованным письмом в газету «Нью-Йорк тайме»: «Так как пересмотр дела в судах Западной Германии фактически невозможен, я подумал, что американцы, приговорившие мою мать к пожизненному заключению, должны знать ее истинную историю».

Историки и психиатры нередко возвращаются к «феномену» Ильзы Кох, погрузившейся в бездну самого тяжкого греха на земле, и сходятся во мнении, что у этой женщины изначально был целый «букет» дурных наклонностей.

Источник

Оцените статью
Охраны в доме нет
Adblock
detector