Светильники начало 20 века

Русские осветительные приборы второй трети XIX – начала XX вв

Русские светильники на протяжении веков изменяли свой облик, в зависимости от господствующих художественных вкусов и от технических достижений. Смена стилей способствовала изменению декора, а изменение назначения – переменам в конструкции. Перемены были связаны и с освоением новых материалов – фарфора, цветного стекла, хрусталя, бронзы – при изготовлении осветительных приборов часто отдавалось предпочтение именно новым материалам.

Подсвечник с экраном. Петербург. 1820-е гг.

В XIX веке в техническое проектирование осветительных приборов было основной движущей силой их развития. Старые способы пришли в негодность из-за своей неэкономичности. Хотя в середине века были изобретены стеариновые свечи, и они стоили настолько дешево, что их могли позволить себе в каждом доме, освещение лампами, работающими на минеральных маслах, а потом – на керосине, вытеснило их, оставив лишь как вспомогательное средство. Даже парижские театры стали освещать газовыми рожками. Но там, где продолжали жить старым этикетом и требовалась прежняя организация пространства, новые формы осветительных приборов, заимствовали старые приемы декоративного оформления и скрывали новые источники света так искусно, что не всегда можно было догадаться, что и как горит. Формы прошлого идеализировали и тратили на них большие деньги. В России, в разных частях страны и в быту у людей разного достатка одновременно функционировали самые прогрессивные и самые старинные осветительные приборы. Так, светцами для лучин пользовались в отдаленных губерниях России вплоть до начала XX века – это был самый простой и доступный способ освещения. К этому времени на второй план отошли такие достижения века, как масляные и керосиновые лампы, а газовое освещение страдало от жесточайшей конкуренции со стороны нового, гораздо более практичного и дешевого электрического освещения.
В 1830-х гг. свечные осветительные приборы в России часто заменяются масляными лампами. Вначале они употребляются в общественных местах, например, на лестницах и в коридорах театров, потом начинают использоваться и в жилых помещениях. Жестяные масляные лампы были в петербургском Александринском театре, в Фонтанном доме Шереметевых, во многих подмосковных усадьбах. В Александринском театре зал освещался свечами, а в коридорах висели 203 масляные лампы. Разнообразные масляные светильники делала петербургская мастерская Китнера. Обычно масляные лампы из окрашенной жести с отделкой из золоченой бронзы имели подвесное стеклянное дно, в которое стекали капли масла. Жестяные люстры на ободах, снабженные специальными резервуарами в виде античных ваз, заправлялись горючими маслами еще в начале XIX века. Новый способ освещения имел свои преимущества: свет был ярче, а светильник функционировал дольше (резервуары вмещали много масла, поэтому отпадало неудобство заменять быстро таявшие свечи). Поскольку вязкие по своей структуре масла плохо впитывались фитилем, резервуар помещался над горелкой, что обеспечивало приток к фитилю горючей жидкости. С появлением ламповых стекол, создававших тягу и этим ускорявших горение, исчезла копоть. Ламповое стекло, наподобие маленького фонарика, защищало пламя от внешних воздушных потоков. До нашего времени дошли не только масляные люстры, но и масляные лампы. Большой популярностью пользовались «карсельские» лампы, получившие название от имени французского изобретателя Карселя, который снабдил резервуары механическим «часовым» устройством, нагнетающим масло в горелку.
Хотя масляные лампы нашли в России широкое применение, до конца XIX столетия роль свечных осветительных приборов остается одной из главных. В первой трети XIX века особой популярностью пользовались тяжелые ампирные люстры из бронзы с позолотой, почти лишенные хрустального убора. Модные люстры из золоченой бронзы в первой половине XIX века были очень дорогими, далеко не все могли себе позволить иметь такую осветительную арматуру. Поэтому широко распространены были имитации из папье-маше, резного дерева или мастичной лепки, выкрашенные под золоченую бронзу и патину. Ампирные люстры из папье-маше в больших количествах изготовлялись в Москве и провинциальных центрах. Самыми известными мастерами по их производству были москвичи А. Зейнлейн и В. Воронов.

Люстра. Петербург. Мастерская Китнера (?). По рисунку К.И. Росси. 1820-е гг.

Эпоха историзма внесла в искусство создания и декоративного оформления осветительных приборов небывалое разнообразие. С 30-х гг.XIX века в России появляются люстры во всех стилях – от помпейского и ренессанса, до рококо и Людовика XVI. В 1830-40-е гг., в период увлечения малахитовыми поделками, в России создавали канделябры и подсвечники с малахитовыми колонками. Например, по рисунку архитектора А.И. Штакеншнейдера в 1836 году были исполнены бронзовые торшеры с малахитовыми вставками для Малахитового зала Зимнего дворца. Во второй половине XIX века на Императорском фарфоровом заводе делали торшеры в виде огромных фарфоровых ваз с бронзовым разветвленным верхом и полихромной росписью. В это время техника изготовления фарфора была освоена в России в совершенстве.
Кроме золоченой бронзы, фарфора и уральских самоцветов, популярность вновь завоевывает хрусталь, но не старый, с сиреневым оттенком, как в елизаветинскую эпоху, а английский свинцовый хрусталь – абсолютно прозрачный, бесцветный, звонкий, разлагающий свет на цвета спектра. Последнее особенно впечатляло публику в середине XIX столетия. В Англии же появился новый тип люстры – «каскадной», с длинными призматическими подвесками. Хрустальный убор свечных люстр, на некоторое время забытый в люстрах ампира, вновь вошел в моду в России во второй четверти XIX века. По сравнению с хрустальным убором русских осветительных приборов второй половины XVIII века он уже не легкий и воздушный, а часто массивный и грузный. В нижней части этих светильников помещаются крупные, плотно соединенные хрустальные подвески, которые образуют полушарие. Из таких же подвесок создавался вытянутый верх. В эти годы бронзовая конструкция опять скрывается под сплошным хрустальным убором. К потолку люстры подвешивались на длинном железном тросе, который драпировали тканью. Хрустальные люстры в XIX веке пользовались большим спросом и, наконец, совсем вытеснили бронзовые. На Императорском стекольном заводе была создана специальная мастерская по производству хрустальных подвесок. В это время завод изготавливал для Зимнего дворца и пригородных дворцов Петербурга хрустальные канделябры и торшеры с бронзовыми деталями. Высота торшеров достигала иногда 5 метров, а пышные конструкции с профитками уподоблялись кронам фантастических деревьев. Большого размера осветительные приборы для этого времени вполне оправданны – они предназначались для освещения больших помещений.
Для организации производства хрустальных люстр «на английский манер» на Императорский стеклянный завод были приглашены мастера-«делатели стеклянных подвесок в Лондоне» Давид Элиот-старший и Давид Элиот-младший. Первыми их произведениями в России стали каскадные люстры для Мариинского дворца. С конца 1840-х гг. в домах Петербургской аристократии появляются люстры Императорского фарфорового завода. Особенно любимой становится затейливая композиция по мотивам мейсенских рокайльных фарфоровых люстр середины XVIII века. Извивающиеся во всех направлениях рожки напоминали ветки дерева, в верхней части композиции располагался ананас, а в нижней – птичье гнездо с несколькими фарфоровыми птичками. Эти люстры прекрасно гармонировали с игривой отделкой гостиных «a la Pоmpadure» с обилием позолоты и пастельными тонами шелковой обивки стен. Николай I имел обыкновение дарить такие люстры супругам своих высочайших родственников, поэтому такие люстры имелись не только во всех императорских резиденциях, но и в будуарах и гостиных чуть ли не всех великокняжеских дворцов.
Другую волну восхищения и подражания породили во второй половине XIX века хрустальные люстры Павильонного зала Императорского Эрмитажа. Они появились в 1858 году, поставленные известной петербургской фирмой «Никольс и Плинке». Разрабатывали и делали люстры на знаменитой бронзовой фабрике Виктора Пайара в Париже. Французские мастера ориентировались на «елизаветинские» люстры с их игрой хрусталя, хотя светотехнические параметры хрусталя вXIX веке стали гораздо лучше. В то же время секреты гранения и развески, в соответствии с которыми хрустальный убор развешивали в XVIII веке, уже были частично забыты. В зале находилось 47 люстр шести размеров, а общее количество свечей в них доходило до 1356 штук. Эти люстры породили множество подражаний, например, во дворцах великой княгини Марии Николаевны, князей Белосельских-Белозерских, банкира Штиглица и др.
XIX век был отмечен целым рядом открытий, нашедших себе успешное применение в изготовлении осветительных приборов. Одним из таких изобретений былакеросиновая лампа, которая, благодаря своей дешевизне и практичности стала во второй половине столетия теснить другие источники света. Керосиновые осветительные приборы оставались основным видом светильников, используемых широкими слоями населения, в то время как более состоятельные жители России уже могли себе позволить новые изобретения, такие как лампа накаливания, изобретенная А.Н. Лодыгиным в начале 1870-х гг. (патент 1874 г.) и усовершенствованная Т.А. Эдисоном, или электрическая «свеча» П.Н. Яблочкова, запатентованная в 1876 году.
Развитие промышленности обусловило также и возникновение новых технических приемов в декоративно-прикладном искусстве. Постепенно ручная работа вытесняется механическим производством, увеличивается выпуск массовой и серийной продукции. Поэтому сохранилось очень много светильников второй половины XIX – начала XX века. Среди них преобладают подсвечники и керосиновые лампы.
Кроме того, во второй половине XIX века стали использовать абажуры, главным образом, из ткани и бумаги. Абажуры укреплялись на настольных лампах или подвешивались к потолку на шнурах, как люстры.
Наряду с керосиновыми лампами, а затем – электрическими лампами долго еще бытовали свечи. Если в XVII веке в осветительных приборах доминируют изделия из железа и дерева, то в дальнейшем появляются медь, бронза, во второй половине XVIII века – фарфор, а в XIX веке – малахитовые и др.
Важную роль в формировании городского образа жизни сыграло светское искусственное освещение. Еще в XVI-XVII вв. в России не только в деревнях, но и в городах жители вставали с рассветом и ложились с заходом солнца. Замена природного света искусственным изменила уклад. Если раньше дом освещался и обогревался огнем «природного» характера, то огонь газовых и электрических фонарей имел иную природу, рукотворную. Еще в 1850-е гг. появилось выражение «электрические солнца», когда электрический свет нередко использовался во время празднеств и ночных работ. В начале XX века это выражение уже стало избитой метафорой. Городское освещение занимало важное место среди технических новаций, которые в XIX веке коренным образом изменили повседневную жизнь. Замена масляных уличных фонарей газовыми, а позднее постепенное вытеснение газовых фонарей электрическими во второй половине XIX – начале XX века, привели к тому, что общественное внимание неоднократно обращалось к проблемам городского освещения. Для XIX века характерны постоянные споры об освещении: сначала были дискуссии о достоинствах и недостатках масляных и газовых, а позднее – газовых и электрических фонарей.
По сравнению с огнем газа, масла и тем более свечей, электрический свет представлялся неестественным, мертвенным и неподвижным. Еще в 1878 году о «свечах Яблочкова» писали: «лица посетителей при этом освещении кажутся бледными и не имеют настоящего здорового вида». В.Н. Чиколев «Сравнение истории освещения: газового и электрического» писал, что упреки к электрическому освещению в 1870-е гг. во многом совпадали с теми, которые в 1820-е гг. предъявлялись к газовому. В начале XX века центральные улицы и площади столичных городов освещали электрическими фонарями, а прилегающие к ним территории – значительно менее яркими газовыми рожками. Электричество считалось роскошью.
Во второй половине XIX века с появлением единой осветительной системы, связанной с централизованной подачей в дома светильного газа, а затем электричества, проблемы освещения становились все более сложными. Система создавалась инженерами, но светотехники, работавшие над новыми образцами, лишь совершенствовали систему освещения, а по внешнему виду изделия часто были подобны изделиям предшествующего времени. Например, при работе над дуговыми лампами для уличного освещения инженеры почти не изменяли облика фонарей, хотя принцип работы был иной. Декораторы использовали стили прошлого, вписывали осветительные приборы в интерьер, смягчая характер освещения.

Читайте так же:  Подсветка для сканирования негативов

В начале XX века появляются люстры, фонари и лампы в стиле модерн с упрощенными и функционально оправданными формами. Металл, керамика, стекло, камень часто присутствовали в них в самых причудливых сочетаниях. Новые светильники уже не имеют свечников и профиток, т.к. рассчитаны на электрозарядку. Матовые стекла, промасленная бумага абажуров, просвечивающий орнамент, плетение металла в виде вьющихся стеблей – модерн трансформировал свет, он становился мягким, расплывчатым, с легкой неопределенной окраской.

Источник

Светильники начало 20 века

Осветительные приборы последней четверти XIX — первой пол. XX в. в коллекции стекла ВСМЗ

Бурное развитие техники в XIX столетии повлияло на развитие видов осветительных приборов. В 1853 году польским ученым Игнацием Лукасевичем была изобретена керосиновая лампа. В 1890-е годы, после создания русским инженером А.И. Степановым (1866—1937) «Основ теории ламп», керосиновое освещение получило молниеносное распространение. Если в 1900 году в России было изготовлено разных предметов освещения 25323,6 тысяч штук, то в 1908 году это количество выросло до 64645,9 тысяч. Для керосиновых ламп мастерами удачно приспособлялись фарфоровые и стеклянные вазы. Тулово вазы скрывало резервуар с горючим, над венчиком возвышалась горелка, дополнительная металлическая конструкция поддерживала стеклянный абажур, который смягчал яркий свет, неприятный для глаз. Эту же роль выполняли стеклянные шары с двумя отверстиями.
Собрание керосиновых ламп в коллекции стекла составляет 42 предмета, ни одна лампа не дублирует другую. Представлены все виды по способу использования в интерьере: 31 настольная лампа, среди которых кабинетные, столовые и гостиные лампы; 5 простейших ламп «ручников», имеющих ручку для переноса; 1 подвесная лампа, крепящаяся в каркасе с отражателем; 4 резервуара с горелками, которые могли быть частью настольной или подвесной лампы. 29 ламп укомплектованы металлическими горелками и являются законченными осветительными приборами, 13 ламп без горелок. К числу предметов для керосинового освещения относятся также 25 абажуров, 2 резервуара без горелок и 16 ламповых трубок (стекол). Производителями стеклянных частей для ламп являлись стекольные заводы, изготовителями металлических горелок — фирмы, специализирующиеся на данном производстве. Как правило, они закупали стеклянные комплектующие детали и после сборки продавали готовые изделия в фирменных магазинах.
С середины XIX века в Западной Европе, а затем в России и США стали организовываться предприятия по производству разнообразных по конструкции горелок для керосиновых ламп. Данное исследование не ставило своей целью систематизацию керосиновых ламп по типу их устройства. Но невозможно не затрагивать эту тему, так как металлические горелки с оттиснутыми на них надписями не только являются единственными атрибутами для установления их изготовителей, но дают возможность уточнить датировку самой лампы, исходя из времени использования того или иного типа устройства. В ранних конструкциях ламп применялся плоский фитиль, верхний конец которого проходил через отверстие в конус горелки. Высота пламени регулировалась зубчатой шестеренкой. Такой тип лампы был запатентован в 1877 году в США Д. Бордманом. В коллекции 22 лампы этого типа. В начале XX века стали использовать круглые фитили, лампы такого типа получили название «молния», их в коллекции 7 единиц.


Ил. 1
Керосиновые лампы. Нач. XX в. Надпись на винте регулятора пламени «ВАРШАВА БШД»

Ил. 2
Керосиновые лампы с горелками фирмы «HUGO SCHNEIDER». Нач. XX в.


Ил. 3
Керосиновые лампы с горелками фирмы «EHRICH&GRAETZ». Начало XX в.

Ил. 4
Керосиновая лампа с горелкой фирмы «WETZCHEWALD&WILMES». Начало XX в.

Что же касается изготовителей стеклянных резервуаров, составляющих основу лампы, или абажуров к ним, то определить их сложно по причине отсутствия каких бы то ни было опознавательных знаков. Резервуары и абажуры составляли ассортимент многих стекольных заводов России. На керосиновых лампах с 1880-х годов специализировался Ключинский хрустальный завод А.В. Болотина, расположенный в Вышневолоцком уезде Тверской губернии. Последний хозяин Гусевской и Уршельской хрустальных фабрик П.Н. Игнатьев с 1914 года также налаживает производство «хрустальных изделий для керосинового освещения». В фонде печатной книги ВСМЗ хранится Прейскурант хрустальных изделий для керосинового освещения Гусевской фабрики Ю.С. Нечаева-Мальцова наследника графа П.Н. Игнатьева 1915 года. Здесь нужно сделать отступление, посвященное такой характеристике керосиновых ламп, как линейность. По ширине фитиля керосиновые лампы разделялись на 5-, 10-, 14-, 16-, 20-линейные и типа «молния», причем в плоских горелках размер соответствовал действительной ширине фитиля, в круглых же — означал ширину фитиля, сложенную вдвое. Ширина фитиля измерялась в линиях (1/12 дюйма). Нумерация эта проставлялась в верхней части лампового стекла, часто также на горелках. Таким образом, ширина одной линии, равная 1/12 дюйма (1 дюйм = 2,5 см), составляла чуть больше 2 мм. В тех случаях, когда линейность лампы не проставлена на горелке, определение ее практическим путем подразумевает погрешности. Если же на лампе отсутствует горелка, а тем более оправа, в которую эта горелка ввинчивается, линейность лампы можно определить только предположительно. В коллекции стекла представлены 3-, 5-, 7-, 9-, 10-, 11-, 15- и 20-линейные лампы. Отсутствуют 2-, 13-, 14- и 30-линейные лампы, есть только одно ламповое стекло для 30-линейной лампы.
Прейскурант Гусевской фабрики для керосинового освещения 1915 года рассчитан на 2-, 3-, 5-, 7-, 9-, 10-, 11-, 12-, 13- и 14-линейные лампы. На его страницах представлено 11 видов резервуаров из молочного, хрустального и голубого стекла; «ручники», «лампы столовые на ножке опаловые и бирюзовые», а также «простых цветов»; «лампы 7-, 10- и 14-линейные на ножке разных цветов с украшениями». В коллекции есть два резервуара начала XX века из данного Прейскуранта, выполненные из голубого и молочного стекла, в них вставлены горелки берлинских фирм. Обе лампы происходят из семей владимирских жителей, где использовались по назначению. В Прейскуранте предлагались также «лампочки кабинетные 3-линейные разных цветов с украшением без горелок» 8 видов. Стоимость их колебалась от 80 коп. до 1 р. 10 коп. Несмотря на то, что они не относились к дорогим товарам, цена такой лампы примерно была равна дневному заработку рабочего гуты, который за месяц получал в среднем 30 рублей. В коллекции лишь две 3-линейные кабинетные лампы, одна из них обнаруживает сходство по материалу и характеру росписи с прейскурантными образцами. Отдельным видом товара были абажуры. Они различались по форме на «тюльпаны», «шары» и «колпаки». Всего предлагалось 27 видов 14 линейных «тюльпанов», они были самыми дорогими, их стоимость колебалась от 74 копеек до 1 р. 30 копеек. Один и тот же «тюльпан» мог быть по желанию заказчика украшен монографичным, фонографичным рисунком или рисунком химического травления. При помощи трафаретов рисунок или накладывался на стекло, используя один или несколько цветов краски, или наносился при помощи кислоты, создававшей прозрачный орнамент на матовом фоне. Травление было самым дорогим видом декора. Внутри видов шло разделение на «хрустальные», т.е. изготовленные из бесцветного стекла, и тюльпаны «с оттенком» — с легким накладом цветного стекла по краю абажура. Последние изделия ценились дороже. Среди разнообразия великолепных «тюльпанов», выпускавшихся в то время, в коллекции собрано 10 образцов (ил. 5), среди которых только один с уверенностью можно причислить к изделиям Гусевской фабрики. Он выполнен из хрустального стекла и украшен алмазным орнаментом. Абажуры такого типа называли «голофанами».

Читайте так же:  Как проверить есть ли в ноутбуке подсветка клавиатуры


Ил. 5
Абажуры-“тюльпаны”. Россия. Конец XIX — начало XX в. Стекло с нацветом, выдувание в форму, травление, роспись эмалями.

Абажуры-«колпаки» выпускались «хрустальные», «молочные», «селадоновые», голубые и «с накладами» 19-ти различных размеров. Название «селадоновые» (от фр. celadon) означает — колпаки, изготовленные из молочного стекла с накладом зеленого. Они появились в подражание модному виду китайского фарфора, покрытого серовато-зеленой глазурью. В коллекции есть 7 молочных «колпаков» трех различных форм и 3 «селадоновых» колпака. Выделяются два великолепных молочных «колпака», расписанных цветными эмалями. Они использовались в качестве отражателей света в подвесных лампах. В прейскурант также включены 8 видов колпаков «Іенского» стекла, шары, предохранители и трубки такого же стекла. Загадка «Іенского» стекла разрешилась в процессе изучения ламповых стекол. Общее количество их составляет 16 единиц, 5 относятся к зарубежному производству. 3 стекла изготовлены немецкой фирмой «Schott & Genosse», которая находилась в городе Йена. Один из владельцев фирмы, химик Ф.О. Шотт (1851—1935), в 1880-е годы освоил производство «нового йенского стекла», отличавшегося повышенной термостойкостью, и которое с успехом стало применяться для изготовления ламповых стекол. В коллекции музея есть 5 абажуров-«шаров», 3 из них сделаны из «Іенского стекла, в ½ матовые». Такие «шары» служили в качестве плафонов в стенных, садовых и настольных керосиновых лампах. Из этой серии изделий выделяется небольшой по размерам «шарик яйцом. с отверстиями молочного Іенского стекла», он также представлен в Прейскуранте 1915 года.
Отдельный раздел Прейскуранта посвящен «вставным лампам», которые изготавливались из цветного стекла. В музее есть только одна такая лампа, она состоит из подставки, в которую вставляется резервуар, увенчанный «тюльпаном». Таким образом, в коллекции собрано 20 изделий из Прейскуранта Гусевской хрустальной фабрики 1915 года.
Ассортимент предметов для керосинового освещения Уршельской хрустальной фабрики ограничивался резервуарами двух видов, «ручниками форм(ованными)», лампами «столовыми на ножке опаловыми и бирюзовыми» и лампами «разных простых цветов». Выпускаемые резервуары и ручники идентичны тем же предметам Гусевской фабрики. Из всего собрания ламп только две относятся к изделиям Уршельской хрустальной фабрики и соответствуют Прейскуранту 1914 года. Одна из них изготовлена в технике межстенного ртутного серебрения, что характерно для этого производства. На этой же фабрике изготавливались также «ламповые стекла всех систем». К мальцовскому производству относятся 4 стекла разных форм, на трех из них проставлено белой краской трафаретное клеймо: «Нечаев-Мальцов» под изображением Государственного Герба, на одном стекле проставлена его линейность: «-30///». Стеклянные изделия для керосинового освещения поставлялись на Московский и Санкт-Петербургский склады, откуда закупались российскими фирмами, выпускавшими осветительные приборы, и представительствами зарубежных фирм, открывших свои филиалы в России. Торговля проходила также в «Хрустальном ряду и Модной линии» на Нижегородской ярмарке.


Ил. 6
Керосиновые лампы. Гусевская хрустальная фабрика. Начало XX в. Хрусталь, металл, выдувание в форму, алмазная грань.

Из общего собрания керосиновых ламп 16 были изготовлены в дореволюционной России. Изучая документы приема этих предметов, удалось определить заводы-изготовители 14 ламп, а также установить имена некоторых мастеров исполнителей. На Гусевской фабрике в конце XIX — начале XX века были изготовлены 8 хрустальных ламп (ил. 6). Великолепная лампа из экспозиции «Фирменный магазин Ю.С. Нечаева-Мальцова» огранена руками потомственного алмазчика Федора Михайловича Чихачева. При сборке мастер укомплектовал лампу горелкой польского производства с оттиснутой надписью: «ВАРШАВА БШД», что можно было легко сделать, купив ее в торговой лавке. Лампы гусевского производства комплектовались горелками производителей, имевшими хождение на российском рынке товаров начала XX века. Так, в коллекции есть резервуар Гусевской фабрики с горелкой немецкой фирмы «Эрих и Гретц», выпускавшей с конца XIX века лампы с калильными сетками. На горелке оттиснута надпись: «EHRICH & GRAETZ *BERLIN SALVATOR 16» (ил. 3, справа). В 1997 г. лампа с аналогичной горелкой была приобретена в коллекцию музея Нефти в Польше. Цена покупки составила 3,5 тысячи евро, и, по словам директора музея Яцека Муня, ламп подобного типа в Европе сегодня почти не осталось. Отсюда можно заключить, что лампа из коллекции относится к числу редких предметов.
Другая хрустальная лампа была передана в музей внуком Ярова Дмитрия Павловича и Гусева Германа Степановича. Оба работали мастерами грани 1 и 2-го разряда на Гусевской хрустальной фабрике в начале XX века. Великолепная рубиновая лампа с «тюльпаном», также находящаяся в экспозиции «Фирменный магазин Ю.С. Нечаева-Мальцова», была получена владельцем от отца, Царькова Александра Васильевича, служившего в Гусевской конторе Ю.С. Нечаева-Мальцова.
Керосиновым лампам Гусевской фабрики не уступали по своим художественным достоинствам изделия Золотковского завода. Это подтверждается наличием изысканной хрустальной лампы, изготовленной на заводе в конце XIX века неизвестным мастером.
Простая по форме лампа на фигурном основании относится к изделиям Дятьковской хрустальной фабрики начала XX века. В Прейскуранте этой фабрики за 1903 год представлен подсвечник, выполненный из бесцветного стекла в технике выдувания в форму, основание которого идентично основанию данной лампы. Лампа с бесцветным резервуаром на ножке голубого стекла, поступившая в музей в 1980 г. по результатам экспедиции во Владимирской области, вероятно, была изготовлена на Воковском заводе братьев Федоровских в Судогодском уезде, который специализировался на изготовлении лампового стекла и разной посуды. В коллекции есть ламповое стекло Воковского завода, с товарным знаком в виде 8 лучевой звезды и надписью: «Матадоръ 15/ Бр. Ф.».


Ил. 7
Керосиновые лампы. 1920— 1930-е гг. Стекло, металл, выдувание в форму, роспись эмалями

Изделия районных стекольных заводов непритязательны по своим размерам и художественным достоинствам. По данным архива ГАВО, все заводы, имевшие в своем ассортименте керосиновые лампы, впоследствии вошли в состав Владимирского стеклотреста, и первые годы после Октябрьской революции продолжали выпускать привычный ассортимент товаров. Согласно архивным данным 1924 года, в номенклатуре изделий наряду с сортовым и тарным стеклом значится: «1. Ламповое стекло, обыкновенное и Іенское. 2. Ручники двух видов (по размерам). 3. Резервуары вставные». На складах стеклотреста имелись среди прочих формы следующих стеклоизделий: «фасонное ламповое стекло «Молния», «Чудо», «Матадор», «Сальватор», 10-, 15-, 16-, 20-, 25- и 30-линейное»; «резервуары — 5- и 10-линейные; резервуары на ножке (пьедесталы) — 5-, 7- и 10-линейные. К советскому времени в коллекции относятся 6 керосиновых ламп (ил. 7), изготовленных в 1920—30-е годы на заводах владимирского края. Одна из них была выполнена мастером завода «Красный Куст» (бывший Богословский завод) А.И. Чернышовым. Все лампы укомплектованы отечественными горелками с оттиснутыми на них надписями заводов-изготовителей: «МЕТАЛЛАМП*МОСКВА», «МЕТАЛЛИСТСАМАР», «МЕТАЛАМП ГОСПРОМЦВЕТМЕТ», «МЕТАЛЛАМП 50.8», «ШМЗ. МПС».
Переворот в истории освещения произошел с изобретением электрической лампочки. В 1876 году русский инженер П.Н. Яблочков (1847—1894) получил патент на свое изобретение. К началу XX века относится появление необычайно популярных в России настольных электрических ламп с круглыми зелеными абажурами. Такая лампа представлена на странице прейскуранта «Мюр и Мерелиз» 1913 года, аналогичная лампа находится в нашей коллекции (ил. 8). Фирма «Мюр и Мерелиз» числилась в списках покупателей продукции Гусевской фабрики. Она имела собственный магазин в центре Москвы. В 1913 году фирма открыла фабрику для производства электрических осветительных при боров из бронзы. Очевидно, предприятие закупало стеклянные изделия, предназначенные для освещения, на Гусевской фабрике. В Прейскуранте Гусевской фабрики 1915 года отмечалось: «Кроме указанных предметов. вырабатывают: . Принадлежности для освещения: электрического, газо, спирто и керосино-калильного. Колбочки для электрических лампочек накаливания».


Ил. 8
Реклама из каталога “Мюр и Мерелиз. Весна и лето 1913 г”. Москва. Справа — электрическая настольная лампа. 1930-е гг. Стекло цветное, металл.

С распространением электричества в городах в моду вошли электрические люстры. Модерн принес моду на глушенное, непрозрачное стекло, дававшее мягкий равномерный свет. Плафоны люстр по своей форме повторяли бутоны цветов. Этим принципам полностью отвечает единственная в коллекции электрическая 6-рожковая люстра, поступившая из образцовой комнаты Гусевского хрустального завода и изготовленная в начале XX века. Выделяются два изысканных плафона, изготовленных на заводе в 1914—1917 годах, а также настольный светильник 1930-х годов, все они выполнены в технике «Галле». Коллекция располагает также 7 плафонами для электрических люстр и настенных бра, изготовленными на Гусевской фабрике в 1900—1917 годы. Выполненные из цветного стекла, с узором из сот, цветов, листьев, серебристых линий и золотых пятен, они также являются яркими представителями стиля модерн.
В проведенном исследовании рассмотрено 99 произведений. Из них 87 предметов относятся к изделиям для керосинового освещения, 12 предметов — для электрического освещения конца XIX —1-й половины XX века. Результатом исследования стала атрибуция 82 предметов, определение заводов-изготовителей 34 предметов, уточнение датировки всех изделий рассматриваемого круга. В научный оборот введены имена мастеров-исполнителей отдельных произведений.
Исследование стало заключительным этапом обширной темы, посвященной собранию различных осветительных приборов, имевших место в России XIX—XX веков. Коллекция этих произведений дает возможность не только проследить смену художественных направлений в русском стекле, но представить всю историю освещения в России на протяжении двух столетий. Итогом работы будет создание каталога «Керосиновые лампы XIX—XX веков в коллекции стекла ВСМЗ».

Источник

Оцените статью
Охраны в доме нет
Adblock
detector